СТАТЬИ    БИБЛИОТЕКА    ЮМОР    ССЫЛКИ    О САЙТЕ






Ежедневный секс омолаживает организм – ученые

8 самых необычных последствий оргазма

Максимум удовольствий от секса женщину ждет в 36 лет

Назван возраст максимальной сексуальной смелости






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава VI. О тайнах психики и культуре общения




Все то, о чем говорилось в этой книге, в принципе известно давно, кто не знает таких пословиц и поговорок: "хорошего ненадолго, а сладкого недосыта", "и май бывает ненастен, и в счастье человек бывает несчастен" и т. п. Но пословицы и поговорки декларируют, не объясняя: и потому, что "форма обязывает", и потому, что прежние поколения просто не могли многого объяснить.

Только в последние десятилетия психология и нейрофизиология, изучая проблемы памяти, эмоций, динамику интеллектуальной активности, немножко приоткрыли завесу сложного механизма периодических охлаждений во взаимоотношениях между супругами.

Мы уже ранее познакомились с такими явлениями, как установка и доминанта, которые "помогают" нам в данном случае "обнаружить" лютого врага в самом близком человеке. Но учение об установке и о доминанте рассказывает лишь о том, как происходит это отчуждение, оставляя невыясненным вопрос о том, почему происходят колебания эмоционального отношения между супругами и размолвки, ссоры между некоторыми из них. В этой главе мы будем говорить о том, почему это происходит, можно ли этого избежать, что нужно делать, чтобы как-то смягчить последствия.

В последнее время в связи с развитием приборостроения, электроники человек все глубже проникает в тайны человеческой психики, исследуя ее уже на уровне нервной клетки. А началось это с работ цюрихского физиолога В. Гесса, предложившего исследовать поведение животных посредством так называемого мозгового зонда: электродов, вводимых в разные области мозга. С помощью таких электродов определенные участки мозга раздражают слабым электрическим током. Таким образом Гессу удалось установить наличие центров, связанных с такими эмоциональными реакциями, как страх, ярость и т. д. Метод этот позволил довольно простым, хотя пока еще и грубоватым способом изучать эмоциональные структуры, бывшие до того времени "терра инкогнита" - неведомой землей для ученых. (За эти работы в 1949 году В. Гесс был удостоен звания лауреата Нобелевской премии.)

А через несколько лет, в 1954 году, было сделано еще одно крупное открытие в психологии. Американский психофизиолог Джеймс Олдс, раздражая у крыс определенные участки мозга, обнаружил центры удовольствия и неудовольствия ("рай" и "ад" по Олдсу). Затем эти центры были обнаружены у других животных (рыб, дельфинов, голубей, кроликов, собак, кошек, морских свинок, обезьян), а также и у человека. В поисках центров удовольствия и неудовольствия ученые последовательно зондировали сотни точек в разных отделах мозга, в результате чего была составлена своеобразная "эмоциональная карта" мозга, схема расположения "эмоциональных" точек. Оказалось, что примерно две трети, шестьдесят процентов общего объема мозга являются нейтральными в эмоциональном отношении (при помещении электродов в эти точки животное не стремилось к раздражителю, но и не избегало его). Тридцать пять процентов объема головного мозга оказались "ведающими" положительными эмоциями (животное стремилось получить электрическое раздражение этих точек и, достигнув рычага, энергично нажимало на него). И всего пять процентов - эмоционально отрицательными (раздражение их вызывало нежелательные эмоции, животное стремилось избегать раздражения этих точек).

Нечто подобное происходит и при воздействии током на определенные участки в мозгу человека. (Конечно, электроды в мозг человека вводили не для экспериментальных целей, просто в исключительно сложных случаях у врачей появлялась необходимость сделать это с диагностическими или терапевтическими целями.) При попадании электрода в зону положительных эмоций больные настойчиво просили повторить раздражение, и, если им предоставлялась соответствующая возможность, они охотно производили самораздражение собственного мозга.

При раздражении же зон, "ведающих" отрицательными эмоциями, получался совершенно противоположный эффект. Внешнее поведение при этом напоминало состояние человека при сильной боли, тревоге, ужасе, страхе или тяжелом недомогании. Конечно, у людей сразу же прекращали раздражение, как только электрод попадал в эти зоны, поэтому, естественно, характер отрицательных реакций, вызываемых раздражением этих зон мозга, изучен менее детально.

Лечебное воздействие током на определенные участки мозга ныне начали применять наряду с лекарственным лечением. Путем раздражения зон, ведающих положительными эмоциями, больных очень быстро избавляли от тоски и возвращали им хорошее настроение, другим снимали непереносимые боли, которые невозможно было снять обычными обезболивающими средствами.

Академик П. К. Анохин впервые указал на приспособительную роль эмоций как механизма эволюции животных, средства выживания их. Мозг животного и человека как бы фиксирует в виде награды все то, что отобрано организмом в качестве полезного для него (насыщение пищей, утоление жажды, определенные температурные условия, массаж, почесывание больного места и т. д.), вызывая положительные эмоции. В то же время он представляет в виде наказания (боли, страха, неприятных ощущений) все то, что наносит вред организму (ощущение голода, жажды, боль при ранении и т. д.).

Благодаря эмоциям организм оказывается удачно приспособленным к окружающим условиям: они действуют быстро и надежно. Организм, не вдаваясь в подробности относительно характера раздражителя, характера воздействия, может со спасительной быстротой реагировать на этот раздражитель определенным эмоциональным состоянием, как бы приводит его, по словам П. К. Анохина, к общему знаменателю ("хорошо" - "плохо").

Подобно болевым ощущениям, отрицательные эмоции служат своеобразным сигналом ("Не надо! Прекрати!"), который организм посылает сознанию. Порождаются они не только и не столько внешними обстоятельствами, но и состоянием организма.

Может быть, и не нужно при переживании радостных и счастливых минут направлять свое внимание внутрь себя, изыскивать у себя в мозгу те участки, которые дарят эти приятные ощущения. Но в трудную минуту, когда нас душит ярость, гнев, ревность, боль или обида на своих близких, может быть, и не вредно мысленно заглянуть в эту свою "распределительную коробочку", дать знать этим бушующим центрам всевозможных неудовольствий, что, дескать, извините, что вас потревожили, только не надо так уж кипятиться, отдохните, успокойтесь, сейчас мы все уладим.

Делать это надо вот почему. Природа наша иногда слишком перестраховывается. Мы уже говорили, что боль - это сигнал опасности. Но сигнал ведь нужен лишь для того, чтобы привлечь внимание и направить наши усилия. А сделал свое дело - уходи. Как ведут себя умные люди в опасности? Загорелся, например, дом - они бьют в набат. Появились люди на пожаре - звонить прекращают: они свою функцию выполнили. Боль же и после того, как сознание направило свои силы на возникшую опасность (например, проколотую ногу), не затихает. Подобным же образом работают нередко и отрицательные эмоции.

А теперь обратимся к исследованиям психологов, которые показывают, что ритмичный, пульсирующий характер деятельности нервной системы присущ не только отдельному нейрону, но и более или менее значительной группе клеток. (Естественно, что частота колебаний, "пульсаций" по мере возрастания количества клеток, по мере увеличения группы, участвующей в данном процессе, уменьшается.)

Еще И. П. Павлов писал, что всякая клетка, если она находится под влиянием однообразных, монотонных раздражителей, непременно переходит в тормозное состояние вследствие истощения "раздражимого вещества" или при наступлении запредельного торможения.

В исследованиях внимания, памяти, умственной деятельности советскими психологами Ф. Д. Горбовым, В. Г. Жуковым, Н. Е. Малковым, В. И. Патрушевым, Т. Е. Тепенициной, Т. Н. Ушаковой и другими установлено, что в течение определенного времени в участках, отделах головного мозга, которые находились в состоянии интенсивной деятельности, постоянного раздражения, периодически наступают и развиваются процессы торможения, наступает, так сказать, приятный спасительный сон.

Наряду с запредельным торможением существует еще и превентивное ("предупредительное") торможение. Исследования известного советского нейрофизиолога П. В. Симонова показали, что в случае превентивного торможения, которое также служит средством "подзарядки", пополнения энергетических ресурсов нервных клеток, в отличие от запредельного торможения сохраняется способность реагировать на сильные раздражители, но ослабляется реакция на раздражители слабые. Нервная система как бы экономит свои ресурсы, жертвует реакциями на "неопасные" явления, "срабатывая" только в том случае, если раздражение достигает определенной степени интенсивности. Если запредельное торможение является как бы "последней линией обороны" организма, то превентивное - это промежуточная линия, состояние между торможением и возбуждением.

Собственно, иллюстрацией этого превентивного торможения может служить и естественный сон человека. Будучи полноценным отдыхом для огромной массы структур мозга, сон не ведет к полной утрате человеком способности адекватного отражения действительности, и любое сильное - а следовательно, важное - раздражение возвращает эти 'структуры к оптимальному уровню активности, человек просыпается.

И в заключение поговорим немножко о памяти. Человек вернулся из удачной поездки за грибами. Обработал их, поужинал хорошо и усталый с блаженной улыбкой улегся спать. Закрыл глаза - и видит, буквально видит могучего толстяка боровика или изящную красавицу зеленоватую сыроежку. Почему это происходит? Срабатывает механизм памяти. Этот значимый для человека объект оставил свой след в сознании, в мозгу грибника, остался в памяти, пусть и кратковременной, а теперь вот всплыл "как живой".

Человечество с древнейших времен считало, что процесс памяти связан с формированием материального следа, или отпечатка, на тех или иных частях мозга. Сократ, например, высказывал предположение, что в мозгу человека существует как бы некая восковая дощечка, таблица, размеры которой различны у разных людей, на которой мы "записываем", запечатлеваем свои знания. Однако конкретные механизмы, с помощью которых мозг кодирует или отображает жизненный опыт, неясны до сих пор.

Существует много современных данных о том, что височная доля мозга играет важную роль в обработке новой информации, подлежащей хранению, закреплению и воспроизведению, то есть в деятельности памяти. Экспериментально доказано, что закрепление и воспроизведение следов памяти легко нарушается под влиянием электрошоков, наркотиков, сотрясения мозга и других причин.

Американский нейрофизиолог Д. Хебб предложил интересную теоретическую модель запоминания. Согласно этой модели, когда мы воспринимаем тот или иной предмет, в мозгу возбуждается определенная группа клеток, которые являются как бы "представителями" этого предмета. Если восприятие не повторяется, возбуждение исчезает, и никакого следа в мозгу не остается. Но если предмет воспринимается несколько раз (или если он "глубоко впечатляет"), то образуется "клеточный ансамбль", то есть цепочка, группа клеток, расположенных и в коре, и в промежуточном мозгу, и в других подкорковых отделах, на которых и записывается этот предмет и которые возбуждаются, "срабатывают", когда этот предмет воздействует на нас (или когда мы произвольно или непроизвольно, по ассоциации вспоминаем о нем). Неясного в этой проблеме пока еще очень и очень много. Но тем не менее имеется уже достаточно оснований утверждать, что определенная информация, определенная ситуация, тот или иной предмет, явление, человек "записаны" в нашем мозгу на определенной цепочке нервных связей, и эта цепочка находится в возбуждении, в "рабочем состоянии", когда мы воспринимаем данный предмет, данного человека или вспоминаем о нем.

Когда тот или иной предмет постоянно воздействует на нас в течение длительного времени, наступает усталость именно этой и только этой цепочки. Логично предположить, что периодичность смены эмоционального отношения к тому или иному предмету, человеку, супругу своему обусловливается "усталостью" соответствующей цепочки нервных связей.

Любит, например, человек ту или иную мелодию. Долгое время с замиранием сердца прислушивается, если она зазвучит где-то вдали. Но постепенно она начинает ему надоедать. Не вообще музыка, а именно вот эта мелодия. Она уже меньше волнует его, не порождает прежних эмоций, и он не стремится больше слушать ее. А если она и дальше будет постоянно звучать, "преследовать" его, вызовет в нем уже противоположные, отрицательные эмоции. (Так подчас стареют и умирают или погружаются в летаргию некоторые песни.)

Видимо, по той же самой причине, по какой нам начинает надоедать одна и та же пища, мелодия, мода, одежда, одно и то же занятие, мы устаем и от постоянного контакта с одним и тем же человеком, в частности с супругом. Наступает своеобразное пресыщение им, появляется необходимость в отдыхе, эмоциональном отдыхе от него - явление совершенно естественное и столь же необходимое, как и обычный сон, отдых человека от деятельности, от бодрствования, от восприятия информации...

Как уже говорилось, при интенсивной деятельности определенного участка мозга наступает его утомление, кратковременное снижение продуктивности. Однако через определенный промежуток времени продуктивность восстанавливается. Торможение как бы иррадиирует, распространяется и на другие области, на другие участки, "работающая" цепочка как бы сначала берет взаймы силу, энергию у своих соседей. Но потом - участок за участком - "выдыхаются" и соседи и наступает всеобщая усталость, нервное истощение.

Сначала мы не против того, чтобы этот человек был рядом, пусть только он не смеется так громко, не размахивает руками, не сопит, не разговаривает с нами и т. д., а потом даже один вид его вызывает у нас крайнее раздражение, вспышку отрицательных эмоций. Периодическая эмоциональная, коммуникативная усталость и порожденная ею отрицательная установка на восприятие близкого человека выступают в роли провокатора, который очень умело и коварно натравливает человека на его друга. И многие из нас в своем поведении в семье, к сожалению, подчиняются этому клеветнику. Далеко не всякий, даже умный и порядочный, высокообразованный человек умеет поставить под сомнение не друга своего, а именно эти чувствования...

Как видим, у нас есть определенные основания полагать, что вот эти периодические охлаждения во взаимоотношениях супругов по происхождению своему явление естественное, природное, и, как всякое природное явление, они не могут быть безоговорочно названы только вредными факторами. Мы уже говорили, что эмоциональные ощущения - это механизм, поддерживающий жизненные процессы в определенных границах, защищающий организм от гибели, от разрушения по причине избытка или недостатка чего-либо.

Например, организм испытывает недостаток в белках, жирах, углеводах, витаминах - энергии. Подается сигнал в соответствующий отдел мозга, в специальные центры, сигнал дешифрируется, и человек идет к столу. По мере поступления пищи в желудок последний докладывает по каналам внутренней связи, вегетативной нервной системы в центр: "Начал... Продолжаю... Заканчиваю... Сыт".

Сигнал о необходимости отдыха от близкого человека, от общения с ним переживается на эмоциональном уровне в виде скуки, потом раздражения, неприязни к нему, и это приводит к ссорам, конфликтам и т. д.

Люди "опасных" профессий отличаются повышенной готовностью к восприятию веселых шуток, анекдотов, особенно в молодые годы. В самом деле, посмотрите на группу парашютистов или летчиков после окончания прыжков или полетов: раскаты хохота прерываются лишь коротенькими описаниями юмористических ситуаций. Это происходит, очевидно, не столько потому, что деятельность их богата такими ситуациями, сколько потому, что те пять процентов мозга, ведающие отрицательными эмоциями, достаточно поработали за этот день и требуют отдыха, переключив все входные каналы на тридцатипятипроцентный участок положительных эмоций.

А семейные ссоры, конфликты, скандалы? Если организм у всех людей обязательно создает предпосылки, возможности для них, значит, скандалы неизбежны, тоже обязательны? Значит, действительно, необходимо, вступая в брак, заранее запасаться тарелками, чтобы использовать их в будущем для "шумового оформления" и в качестве метательных снарядов? Может быть, действительно нужно вернуться к вопросу о салопах и другом приданом?

Нет, тарелки не обязательно. Во всяком случае, для этих целей. А вот о духовном приданом думать все-таки надо.

Новые проблемы встают ныне перед молодой семьей в связи с изменением ее функций. Она превращается прежде всего в инструмент, средство достижения "личного" счастья. Два человека объединяются, чтобы сделать счастливыми друг друга, свою семью. А для этого надо что-то иметь, потому что, как известно, из ничего и ничем не сделаешь что-то. Значит, надо какое-то приданое. А какое? Прежде всего, очевидно, правильное представление о супружеском счастье, желание и умение строить его, овладение необходимыми материалами для этого строительства.

Теперь, в связи с экономической самостоятельностью будущих супругов, все сложнее решать, кто должен готовить такое приданое. Сегодняшняя невеста выбирает жениха так же, как и жених невесту. А следовательно, и оба должны готовить приданое. Нередко они получают его от родителей (даже независимо от воли и желания последних). Ведь стиль общения родителей, форму их обращения друг к другу, форму взаимоотношений молодой человек будет, даже бессознательно, переносить на свои отношения с партнером, особенно в "проблемных ситуациях".

Но ведь и ныне не все родители достаточно "состоятельны" (духовно), чтобы обеспечить своих детей должным приданым. И вина ли этой девушки или этого юноши, что их родители оказались "бедняками" в духовном отношении? Ведь родителей не выбирают. А как же быть новым "бесприданницам" и "бесприданникам"? Очевидно, так же в принципе, как и в старину: работать побольше, "зарабатывать" его уже в семье. Если твой супруг в этом отношении одарен, с его помощью, а если нет, то объединяйте усилия - и за работу...

Культура общения может быть выработана у любого человека при соответствующем воспитании и особенно самовоспитании - конечно, при наличии у него для этого соответствующего желания и воли.

Кто-то из социологов, занимающихся проблемами брака и семьи, очень удачно сравнил супружескую пару с парой танцоров в балете на льду. В самом деле, партнеры танцевального дуэта в своих движениях, вращениях, прыжках, поддержках находятся в сложнейшей зависимости друг от друга. Ведь если танцор не сумеет должным образом выполнить поддержку при головокружительном прыжке своей партнерши, они не только не наберут необходимого количества баллов, но может произойти и несчастный случай. И поэтому они в течение многих лет день за днем отрабатывают элемент за элементом в поте лица своего и с радостью от каждой маленькой победы, чтобы в будущем насладиться тем восторгом, который они подарят людям, наблюдающим их красивый, совершенный совместный танец.

В начале семейной жизни супруги, как правило искренне, хотят жить хорошо, красиво. Однако нередко они ведут себя при этом так неуклюже, что очень скоро наступает разочарование в себе, в своем партнере. (Со стороны наблюдать красивый танец легче, чем исполнять его самому.) А ведь жизнь семейная тоже требует большого предварительного труда, работы над собой. Да и сама семейная жизнь - это тоже труд.

Об этом легко забыть молодому человеку, даже если он "теоретически" и знал это раньше. В самом деле: встреча со своим "единственным", неизведанное волшебное, лишающее покоя чувство, вожделенный переход в "касту" взрослых, совершенно взрослых людей, постоянно внушаемые новобрачным мысли о браке как о каком-то чуде, ожидание этого чуда-счастья, создаваемая вокруг новобрачных торжественная обстановка восторженности - как много делается у нас для того, чтобы подчеркнуть торжественную, праздничную сторону брака. Только в загсе - при регистрации - да еще за свадебным столом старшие намекнут молодоженам о том, что жизнь семейная имеет и свои трудности, да разве в это время сознание работает в полную силу?

Но забывать о том, что семейная жизнь - это особый и не очень легкий физический, умственный и "психический" труд, нельзя. Уже одно только ограничение личной свободы супругов взаимными обязанностями значит слишком немало для многих молодых людей.

Более того, даже любовь сама - это не только радость, не всегда только радость. Ее хотят, о ней мечтают, ее ждут, ищут, но порой от нее и страдают, от нее бегут. Трудно произвольно породить, зажечь любовь: сердцу не прикажешь. Но очень нелегко и нести это хоть и сладкое, но очень тяжкое бремя, и не всякому оно под силу.

Любовь постоянно связана с неизвестностью - самым тяжким грузом человеческим, которого люди не могут выдерживать долго: пусть хоть какое, но лишь бы решение, лишь бы определенность...

Для нормальной, счастливой супружеской жизни нужны и другие качества, которые надо бы также откладывать заранее в "сундучок" с приданым. Речь идет о некоторых навыках и умениях. Каждому человеку в семье приходится выступать в роли администратора, завхоза, педагога, артиста, прачки, уборщицы, повара и т. д. и т. п. Как видим, довольно пестрый букет обязанностей для одного человека. Ведь многие из перечисленных ролей требуют от человека определенных способностей. Пойдет ли, скажем, кто-нибудь на должность заведующего хозяйством, если он совершенно не умеет вести хозяйственные дела? Едва ли. Супружескую же должность некоторые молодые люди избирают более решительно (или менее ответственно?). А как распределить эти функции между собой, между супругами?

Матриархат, длившийся несколько десятков тысячелетий, в конце концов оказался неприспособленным для новых, изменившихся условий жизни, и на смену ему пришел патриархат. За те несколько тысячелетий, пока он господствовал, в обществе произошли колоссальные изменения, причем и темп этих изменений постоянно нарастает. А что же дальше? Этот вечный вопрос любознательного человечества все чаще раздается по отношению к семье, к институту брака.

По данным многих наших и зарубежных социологов, активность девушек, женщин в их общении с мужчинами, да и в жизни вообще, все более возрастает, в то время как активность представителей "сильного пола" падает. Все чаще на лекциях и вечерах вопросов и ответов о любви встречаются записки такого типа: "Можно ли мне объясниться ему в любви первой, если я вижу, что он ко мне неравнодушен, но никак не решится сказать об этом?"

Исследователи утверждают, что современные юноши все более заботливо относятся к своей внешности. Конечно, они и всегда уделяли ей внимание, заботились о ней. Но раньше, кажется, юноши стремились своей одеждой, прической, всем своим видом подчеркнуть свою силу, удаль, мужественность, а не красоту. А теперь, как замечают наши социологи, физическая сила, роль которой уменьшилась в повседневной жизни, отчасти теряет и свое былое значение эталона мужской красоты.

Бесхарактерность, слабость духа мужчины и в наших фильмах и книгах все чаще преподносится скорее с сочувствием, чем с осуждением. А ведь любовь требует силы: силы воли, ума, характера. За любовь надо бороться - с бытом, с людьми, с обстановкой, с самим собой и, как мы уже видели, даже со своей любимой супругой.

Поэтому в наше время все более актуальным становится вопрос о самовоспитании, или, если хотите, о самоусовершенствовании. Большие возможности самовоспитания, самоусовершенствования видели люди еще в древности. Крупные успехи в достижении самообладания, в овладении собой, своим телом и духом, которых добились йоги, буддисты, представители некоторых других религиозно-философских школ Востока, и поныне производят сильное впечатление. Их идеи способствовали, вероятно, тому, что немало крупных мыслителей мира видели в самоусовершенствовании панацею от всех бед, единственный путь человечества к благу, к счастью.

Этот "перегиб", абсолютизация значения самоусовершенствования способствовали тому, что даже сам термин этот надолго был скомпрометирован. И действительно, в условиях классово антагонистического общества акцентирование внимания на самоусовершенствовании, игнорирование необходимости коренных общественных преобразований в конечном счете наносят огромный вред людям, делу общественного прогресса, помогают силам реакции.

В нашей стране положение коренным образом изменилось. Сама система создает в принципе равные возможности для всестороннего развития каждого человека: тут прогресс личности и общества совпадают, идут по одной линии. Более того, развитие личности становится необходимым условием дальнейшего развития общества. А с другой стороны, самовоспитание является подчиненным, производным элементом от всей совокупности общественных преобразований.

Стремление к самовоспитанию порождается правильным воспитанием личности, ее самопознанием, психологической и социально-психологической образованностью. Важным толчком тут служит формирование у человека определенной самокритичности. Конечно, избыток самокритичности приводит к чрезмерному самоанализу, самобичеванию, к выработке "комплекса неполноценности" со всеми вытекающими из него отрицательными последствиями. Но в то же время недостаток ее ведет к формированию самоуверенности, зазнайства, пренебрежительного отношения к другим людям и т. д.

Потребность в самоусовершенствовании, самовоспитании является одним из важных составных компонентов системы духовных потребностей человека. Самовоспитание требует определенного уровня развития интеллектуальной, эмоциональной и особенно волевой сферы личности. Развитие воли является ныне одной из очень сложных задач. Ведь нравственно возвышенная сильная воля никогда не перестанет быть необходимой человеку: без нее он становится рабом своих инстинктов, влечений, всевозможных внешних, посторонних воздействий.

Ф. Энгельс писал в свое время, что поскольку человек произошел из царства животных, то ясно, что человек никогда не избавится совсем от звериных элементов; вопрос может всегда идти лишь о количественных различиях в степени животности или человечности"*. А следовательно, перед человеком всегда будет стоять задача "выдавливания из себя этого раба" (А. П. Чехов), подавления в себе "зверя", формирования, выращивания, культивирования в себе Человека, иными словами, преобразования природы в самом себе. М. Горький называл культуру, в смысле культурности человека, организованным разумом насилием над зоологическими инстинктами людей. (Ныне, очевидно, можно бы выразиться помягче и вместо насилия над своей природой поставить своей целью добиться гармонии естественного и общественного в человеке.)

* (См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XIV, с. 101.)

И на смену матриархату и патриархату идет равенство женщин и мужчин в эгалитарной ("равноправной") семье. Только не то "арифметическое" равенство, какого ищут некоторые не вполне разумные "феминистки" и от которого они потом первыми и страдают, а то равенство, при котором учитывается естественная неодинаковость людей.

Приведенный выше список ролей, в которых приходится выступать супругам с первых же дней своей совместной семейной жизни, можно бы продолжить. И вместе с тем надо подчеркнуть, что все-таки главной ролью любого супруга является ответственнейшая роль человека среди людей, и именно к этой роли необходимо готовить людей уже с первых лет жизни, к этой роли надо готовить себя в процессе самовоспитания.

Иметь хорошую семейную жизнь - это значит умело решать со своим супругом те проблемы, которые возникают у тебя, у него и у вас обоих вместе в ваших взаимоотношениях с ним. Это значит оказать наиболее эффективную, максимальную, на какую только способен, помощь своему супругу, если у него возникли затруднения во взаимоотношениях с "внешним миром". Это значит наилучшим образом решить конфликтную ситуацию, возникшую в семье вашей, с наименьшим ущемлением интересов каждого из супругов, с наибольшим удовлетворением ваших общих интересов, интересов детей, семьи.

Но для этого необходимо включать разум свой для регулирования взаимоотношений с супругом - не только для того, чтобы несколько сдержать кипящие отрицательные эмоции, но и для того, чтобы предвидеть, предотвратить их возникновение, подавить их в зародыше.

Некоторые психологи совершенно справедливо рекомендуют переходить ко все большей рационализации процесса улаживания семейных конфликтов, отказываться от традиционного расчета "на авось", от "метода проб и ошибок". Уже самая первая размолвка должна быть проанализирована супругами (естественно, после того, как она утихнет, улягутся страсти). При этом супругам рекомендуется четко обозначить, выразить те свои интересы, потребности, удовлетворение которых привело к ссоре; рекомендуется каждому предложить свое решение данного вопроса, обсудить, согласовать эти решения и найти наилучшее, которое максимально удовлетворило бы обоих. В последующем с возникновением новых проблем, трений, затруднений в общении таким же образом "мирно" решать их, идя на взаимные уступки друг другу, считаясь с тем, что в партнера может временно "вселиться бес"...

Но какое бы равенство ни было в семье, главой ее, по-видимому, должен оставаться все-таки муж, мужчина. Это обусловлено прежде всего естественными, физиологическими причинами. Известно, например, что половая дифференциация, разделение организма на два пола в процессе развития жизни на земле явилось инструментом сохранения данного вида путем более адекватного приспособления к среде. Мужской пол с самого возникновения своего стал средством связи данного биологического вида с быстро меняющимся внешним миром, внешней средой. Именно он "обречен" первым встречать, принимать на себя все неприятные изменения в окружающей среде, будь это появление нового хищника, нового врага, новых ядов, новых болезней, новых профессий или новой техники. Именно он "расплачивается" за эту свою привилегию повышенной смертностью во все времена, в том числе и сейчас. Однако быть главой - это не значит быть "начальством", чванливым купчишкой, который может только куражиться - хочу разрешу, хочу нет. Это значит быть лидером, руководителем, главным ответственным за семью. И здесь нет никакого ущемления женских прав, привилегий. Не надо так уж верить минутным вспышкам стремления к доминированию в семье у жены и сразу же спешить отдавать ей все бразды правления. Они не нужны ей надолго. Ответственность не такое уж благо, чтобы к нему особенно сильно стремились люди. Просто ей, хранительнице и продолжательнице рода человеческого, гораздо больше нужна уверенность в своей безопасности, и потому иногда она может "поднимать по тревоге" своего супруга и без особой нужды, без видимой причины, так сказать, для тренировки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2008-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://heshe.ru/ 'HeShe.ru: Библиотека о взаимоотношениях полов'