СТАТЬИ    БИБЛИОТЕКА    ЮМОР    ССЫЛКИ    О САЙТЕ






Назвали идеальную позу для получения женщиной оргазма

Фотограф показал волнующие фото женщин во время оргазма

Ученые доказали, что женщины могут получать оргазм от стимуляции груди

Ученые определили шесть причин для занятия сексом при свете

Джованни Джакомо Казанова, шевалье де Сенгальт - великий любовник

Секс поможет быстро повысить качество сна

Что в древности использовали для контрацепции

Мужчины часто занимаются сексом против своего желания

Названы области мозга, связанные с женским оргазмом

Способы соблазнить женщину

Ежедневный секс омолаживает организм – ученые

8 самых необычных последствий оргазма

Максимум удовольствий от секса женщину ждет в 36 лет

Назван возраст максимальной сексуальной смелости






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава третья. Диалог с социологом

Вечные темы - жизнь, смерть, любовь - потому и вечные, что не зависят от обстоятельств преходящих - политической конъюнктуры, общественной моды, экономического положения. Но независимость эта относительна.

Мы интенсивно передумываем сейчас наше прошлое, пересматриваем мертвые догмы, замороженные стереотипы - передумываем и пересматриваем, чтобы переделать нашу жизнь, вернуть ей здравый смысл, зарядить импульсами нового постижения мира. Это касается и сегодняшних острейших проблем нашего социального бытия и самих основ человеческой жизни, ее вековечных вопросов. Одним из них (а по мнению В. Розанова, самым важным в жизни) является половой вопрос, "не менее важный, чем так называемый вопрос социальный, правовой, образовательный".

После выхода в 1903 году двухтомного "Семейного вопроса в России", проникнутого резким неприятием лицемерной, ханжеской морали, В. Розанова обвинили в проповеди "половой разнузданности". Но послушайте, как чисто и коленопреклоненно писал этот "имморалист" о любви: "Любовь вовсе не огонь (часто определяют), любовь - воздух. Без нее - нет дыхания, а при ней "дышится легко".

Вот и все".

Что же касается любви продажной, то не было у нее отрицателя непримиримее, чем Розанов: "Любовь продажная кажется очень удобною: "у кого есть пять рублей, входи и бери". Да, но

 Облетели цветы, 
 И угасли огни...

Что же он берет? Кусок мертвой резины. Лайковую перчатку, притом заплеванную и брошенную на пол, которую подымает и натягивает на свою офицерскую и свою студенческую руку. "Продажная любовь" есть поистине гнусность, которая должна быть истреблена пушками (моя гимназическая мечта), порохом и ножом. На нее нужно смотреть как на выделку "фальшивой монеты", подрывающей "кредит государства"".

Ни пушки, ни порох, ни нож, однако, не Истребили продажной любви. И в конце века двадцатого мы вынуждены думать над тем, что же нам делать с проституцией.

С обсуждения этого вопроса начинается наша беседа с авторитетным специалистом по сексуальному поведению человека, по изучению современной семьи Сергеем Исаевичем Голодом. Ее тема выходит далеко за рамки продажной любви, мы обозначили предмет разговора как секс и культура. Проституция - повод для продолжения темы, поднятой "Интердевочкой", публикация которой вызвала не только многочисленные отклики о жизни вообще, рассмотренные в первой главе, но и разнообразные суждения непосредственно об отечественном сексуальном промысле.

Так как же нам быть, Сергей Исаевич, с первой древнейшей профессией - выслать жриц свободной любви куда-нибудь подальше, преследовать сей старинный неуважаемый промысел по закону (для чего принять соответствующий закон), как воровство, грабеж, насилие, открыть под контролем государства публичные дома или, если угодно, салоны полового воспитания? Предложений на этот счет читатели выдвигают множество, но начать хотелось бы с истории вопроса...

- ...Тогда уж не с истории, а с мифологии,- вступает в разговор главный научный сотрудник Ленинградского филиала Института социологии Академии наук СССР, доктор философских наук С. Голод.- Дело в том, что распространеннейшее мнение о проституции как древнейшей профессии - давнее и стойкое заблуждение общественного сознания, миф чистой воды. Почему? Чтобы понять природу этого предрассудка, надо разобраться с тем, что наука считает проституцией. Изучение ее началось полтора века назад во Франции. Паран-Дюшатле выпустил книгу "Проституция в Париже", где определил проституцию как внебрачные сексуальные отношения, которые не опираются на эмоциональную вовлеченность мужчин и женщин или на личные отношения, при этом для одной из сторон (для женщин) важно и вознаграждение. Парижский врач понимал, что в определении проституции такую ее сторону, как купля-продажа, нельзя отрывать от сути - сексуальных отношений. Между тем в истории, да и в наши дни, нередко пытались и пытаются переставить акценты, говоря в первую очередь и по преимуществу лишь о продаже тела. Это приводит к различным казусам...

Как, например, мы "ушли" от проституции в нашей стране? Раз самое важное в этом, как мы считали,- продажа тела, и женщина не может обеспечить себя иным путем, то как только мы ликвидировали безработицу, женщина получила все возможности работать, как мужчина, и ей стало совершенно не нужно продавать свое тело! И был вынесен официальный вердикт, гласивший: в связи с тем, что женщина получила возможность трудиться, проституция в наших социальных условиях себя изжила, исчерпала. Однако все оказалось не совсем так...

И сейчас, когда некоторые исследователи выделяют в проституции лишь продажность, забывая о нравственно-эмоциональной отчужденности, возникают многие неясности, неопределенности. Как говорил американский ученый Альфред Кинзи, чьи труды радикально изменили наши представления о человеческой сексуальности, если акцентировать все внимание исключительно на продаже, то будет очень трудно отличить связь проститутки с клиентом от связи мужа с женой, ведь муж тоже делает своей жене подарки. Дело поэтому не в вознаграждении, а в том, что это отчужденные сексуальные связи. В проституции сексуальные связи не являются целью, самоценностью, а лишь средством для достижения каких-то других целей.

Вот если так понимать проституцию, то становится ясным, что она не является древнейшей профессией, да еще первой, что ее рождение связано с цивилизацией, что возникла она (речь сейчас о Европе) в колыбели нашей европейской цивилизации - Древней Греции, в VI веке до нашей эры.

Время наибольшего расцвета, пика проституции - конец XIX - начало XX века, период возникновения буржуазных городов. К началу первой мировой войны в Париже было 90 тысяч официально зарегистрированных проституток, в Лондоне и Петербурге - около 80 тысяч, ни в одном из крупных городов мира их не было менее 60 тысяч.

И вот тут, когда проституция получила повсеместное распространение, начали проявлять беспокойство и стали с ней бороться. Из всех методов борьбы наибольшее распространение получила регламентация, то есть обязательная регистрация женщины-проститутки в полицейском участке и систематический медицинский осмотр. Одновременно с этим в развитых демократических странах (Англия, Голландия) поднимается движение аболиционизма, считавшее, что общество, государство превратило женщин-проституток в рабынь, между тем они такие же личности, как и все остальные люди, а борьба за расцвет личности должна вести непременно к свободе человеческого проявления, в том числе и сексуального, поэтому аболиционисты резко выступали против унижающей личность регламентации.

Ни то, ни другое движение не привело, однако, к снижению уровня проституции. И все-таки в 20-е годы нашего столетия начали фиксировать, что проституция сама пошла на спад, что впервые отмечено в книге английского философа Бертрана Рассела "Мораль и брак". Это связано с тем, что происходит отмирание викторианской морали, которая очень жестко контролировала сексуальное поведение, особенно женское. У юноши появилась возможность вступить в связь с девушкой своего круга, а раз так, пояснял Рассел, зачем же ему обращаться к проститутке?.. Здесь возникали обоюдные обязательства, и наряду с физическим влечением очень важной стала психологическая сторона.

Теоретики сексуальной революции доказали впоследствии, что выводы Рассела верны. Коренные изменения в области взаимоотношений мужчины и женщины они связывали с открывшимися возможностями для изучения проблем секса, для широкой общественной дискуссии по ним и, следовательно, для широкого полового просвещения людей, повышения культуры чувств, культуры отношений.

Это можно показать и на наших данных.

Реальное сексуальное поведение молодежи я рассматривал на основе своих же опросов ленинградских студентов, рабочих, интеллигенции. Начинал заниматься этим в 60-е годы. Тогда же написал кандидатскую диссертацию "Социологические проблемы сексуальной морали", но защитить ее не удалось ни дома, ни в Москве: тему сочли неактуальной. Продолжаю заниматься этой "неактуальной" темой и по сей день, так что данные, на которые хочу сослаться, охватывают временной отрезок в четверть века - с середины 60-х до конца 80-х.

Когда исследуешь тип партнера, то видишь, что в современных условиях первым сексуальным партнером является человек, близкий по возрасту и культурным запросам. Так, у студентов и в 1965, и в 1972 годах первым партнером - и для мужчин, и для женщин - был сверстник (сверстница) того же социального статуса. А вот второй партнер уже отличается: для мужчины - это женщина старше его по возрасту, а для женщины - муж или жених. И что бы ни утверждала молва (ужасная распущенность, в девятом классе девственниц уже не найдете и т. д. и т. п.), по данным исследований 1989 года, которые я проводил не только среди ленинградок, 40 процентов женщин старше 23 лет вступают в первую половую связь с мужем, а вторым партнером для женщин, участвовавших в опросах (первый, напомню, сверстник), был жених.

Что означают полученные результаты? То, что мужское и женское поведение как будто выравнивается и двойной стандарт отмирает не только на словах, но и на деле, когда партнером становится человек, близкий и по социальному статусу, и по возрасту. Но, с другой стороны, различие в половом поведении мужчин и женщин остается. Это видно даже по партнерам - основным для женщины является муж или жених. Тот же тип партнера, который мы назвали как "женщина старше по возрасту и другого статуса", - это не совсем проститутка, но достаточно свободно ведущая себя женщина. (Тогда, в 1965-м и в 1972-м, нельзя было и поставить вопрос о проституции в наших условиях, а живущих этим ремеслом нам разрешали называть "женщинами легкого поведения".) Исследования показали, что на смену проституции приходят отношения с более высокими по статусу партнерами.

Что же касается проституции, то ее первопричиной многие считают нашу экономику, условия жизни, когда девушка что-то хочет купить в магазине и не может, как не может посидеть вечером в ресторане на нищенскую зарплату, как не может на "честно" заработанные рубли посмотреть свою страну, не говоря уже о мире.

Если бы, однако, все было так очевидно. Если бы все упиралось только в экономику... Все годы я спрашиваю себя: что же делать, каковы пути противодействия этому явлению?

Самым простым путем представляется путь регламентации. Одни сторонники регламентации предлагают собрать всех этих "нехороших" женщин в одном месте, где специально подготовленные люди их бы перевоспитывали. Другие предлагают вроде бы диаметрально противоположный, но тоже регламентирующий путь - открыть публичные дома, чтобы государству шел большой доход, а приносящие его труженицы были зарегистрированы, чтобы за ними велось постоянное медицинское наблюдение, чтобы по достижении определенного возраста им выплачивались пенсии из фонда социального страхования. В обоих случаях сторонники регламентации забывают о безнравственности этого промысла.

Морального осуждения данного занятия явно недостаточно, считают радикально настроенные борцы, настаивающие на ужесточении правовых мер воздействия, требующие уголовной ответственности за торговлю телом. Это несправедливо, неразумно и бесперспективно. Тут вообще не за что преследовать в уголовном порядке. Что же касается спутников проституции (притоны, совращение малолетних и т. д.), то соответствующие статьи в нашем уголовном законодательстве имеются.

Регламентация безнравственна. Прогибиционизм - система запретов - бессилен и тоже безнравствен. Что же остается?

Более-менее ясно и очевидно, как покончить с валютной проституцией. Достаточно оздоровить экономику, сделать рубль конвертируемым, как отпадет главная притягательная сила иностранных туристов. Отдаю себе отчет в том, что в практическом плане добитые всего этого будет очень непросто, но, по крайней мере, понятно, по какому пути и в каком направлении идти.

Что же касается массовой, неэлитарной проституции, тут одним оздоровлением экономики не обойдешься. Да и не только в изжитии проституции дело. Рядом с ней мы видим широко распространенное развратное поведение, при котором нет купли-продажи тела, но которое является по сути своей тем же самым, что и проституция, ибо сексуальность и здесь служит другим целям. Это и способ скрасить досуг, и попытка уйти от одиночества, и многое другое...

Если исходить из того, что все это не правовые нарушения, а безнравственные деяния, то и выход надо искать на путях культуры и нравственности. Этот путь - изменение самой культуры, насыщение ее духовностью, нравственностью - не раз выдвигался великими мыслителями-моралистами, особенно глубоко разработан он русской философской мыслью. Выход - в превращении сексуальных связей в любовные отношения, в духовности. И то и другое связано с личностью. Развитие личности ведет к уходу от проституции. Любовь отличается от проституции по сути дела, наличием избирательности.

- Само слово "секс" кажется мне чужеродным для русской, славянской любовной культуры. Это, разумеется, не значит, что "секса у нас нет", но свободу любви, физической любви, мы понимаем иначе, чем, скажем, французы или бразильцы. Во всяком случае, так было во времена Розанова и Бердяева. А каково сейчас соотношение идеалов любви, моральных предписаний и сексуального поведения? Может быть, поговорим о самих предписаниях, о соотношении моральных предписаний и реальной практики сексуального поведения как в браке, так и вне брака, о зависимости сексуального поведения от биологической природы человека и от развития культуры? Говорить об этом непросто: до сих пор у нас множество запретов во всем, что касается половой культуры и просвещения.

- Запреты, о которых вы сейчас говорите, во многом искусственные. Это идет и от плохо понятых границ сексуальных отношений, и от обыкновенного ханжества. Их так или иначе можно преодолеть. Совсем иное - запреты и предписания, которые относятся к области социального контроля за сексуальностью. Социальный контроль всегда был и всегда будет. Да, сексуальность исходит от индивида, проявляется на индивидуальном уровне, но с начала зарождения человеческого общества существует и социальный контроль, регулирующий биологическую самость человека. Разумеется, этот контроль был разным, видоизменялся со временем, и чем дальше в глубь истории, тем он жестче.

Самый древний и универсальный запрет, налагаемый культурой на сексуальность, - это табу в брачном классе, правило экзогамии, запрещающее брак и сексуальные отношения между членами одного и того же класса.

Со временем, когда повысилась производительность труда, уменьшилась зависимость человека от природы, от социальной общности, социальным регулятором сексуального поведения становится обычай, традиция. Рамками этого обычного поведения, передающегося от одного поколения другому, рамками его регуляции является брак.

Новый вид контроля связан с массовым пробуждением чувства личности, с появлением личности-индивидуальности. Что значит применительно к нашей теме процесс индивидуализации личности? То, что не семья представляет человека, а человек свою семью. И здесь уже обычай как регулятор не срабатывает, а в полной мере начинает работать мораль. Индивид осознает: я веду себя так или иначе, потому что это прошло через мое сознание; объективные нормы поведения, мораль моей группы, класса, общества становятся и моими нормами, моими моральными предписаниями. И тут уже есть отрыв сущего от должного. В морали всегда наблюдается разрыв между ценностями, идеалами и реальным поведением. В своем сексуальном поведении человек все больше опирается не на обычай, традиции, предписания общности, широкого круга людей, а принимает решения сам, руководствуясь подсказками своего внутреннего мира, переходит к саморегуляции.

Критерием сексуальности все в большей степени становится любовь, а не брачные отношения. Одно другому не противопоставляется - мол, если любовь, то это не брак, а если брак, то не любовь. Нет. Но и не утверждается как абсолют - в браке всегда хорошо, вне брака непременно плохо. Все определяет наличие или отсутствие любви, избирательности как неотъемлемого свойства личности. И чем больше у человека избирательность, чем в большей степени он, по словам историка и социолога Б. Поршнева, становится личностью, тем сложнее ему, как это на первый взгляд ни парадоксально, принимать решение в этой неоднозначной, как все связанное с эмоциями, влечениями, во многом иррациональной сфере. К тому же, хоть от личности здесь зависит многое, общество, культура своего контроля полностью не отменяли. В сегодняшней жизни один вид регуляции сексуальных отношений, традиционный, который, по-видимому, никогда не отомрет, сталкивается с новым, опирающимся прежде всего на внутренние ценности человека. Отмирают одни традиции, рождаются другие стереотипы - в культуре стереотипы играют важную роль. Но личностное поведение - это уход от стереотипов, это прорыв в новое качество. Поэтому оно всегда связано с трудностями, конфликтами, кризисами, но отказаться от него нельзя - это одно из явлений культуры.

Параллельные изменения происходят и в браке. В современной городской семье на центральное место выдвигаются супружеские, то есть личностные, отношения мужа и жены.

Супружеская семья хороша многообразием. В разных ее типах люди по-своему понимают интимность, для всех неодинакова автономность. Все зависит от индивидуальности. И с сексуальностью все стало сложнее, с оценками, скажем, внебрачных связей. Раньше, когда личность находилась в узких рамках традиционной нормативности, в том числе и в тесном тереме брака, внебрачная связь рассматривалась только как измена. Теперь однозначного определения не дашь. Когда так говоришь, рискуешь заслужить упрек в оправдании распущенности, безответственности. Надо ли это опровергать? Для благополучия современной семьи, в том числе и в сексуальном плане, исключительно важна личность с ее избирательностью, развитостью, гуманистическими ценностями и, конечно, с ее ответственностью. Раньше такой ответственности человек не знал: ему предписывали, что можно делать, чего нельзя, и раз ему предписывали извне, то и отвечал за все предписывающий институт - религия, государство, общность людей. Сейчас человек сам себе предписывает, как поступать, соотносит это со своими ценностями и сам за свои действия отвечает.

- В своей рецензии на книгу Игоря Семеновича Кона по сексологии вы связываете эту новую ответственность человека за сексуальное поведение с зарождением сегодня новой нравственности. И там же вы приходите к выводу, что сексуальность - проблема не столько молодежи, сколько зрелых поколений. Нельзя ли развернуть этот тезис? Хотелось бы более подробно поговорить и о зарождающейся новой нравственности. Так ли тут все однозначно хорошо? Можем ли мы на нашу личность, массово распространенную личность с ее духовным потенциалом, культурным горизонтом, воспитанием (до идеала тут, согласитесь, весьма далеко), возложить всю полноту ответственности за ее деяния в тончайшей, архисложной сфере пола, семьи, любви? И будет ли новая, зарождающаяся нравственность с ее опорой на ответственность личности более гибким, более разумным регулятором человеческой сексуальности, чем "безликая и всеобщая традиция"? И так ли заоблачен, так ли оторван от грешной земли толстовский идеал полного целомудрия, который писатель обосновывал в последних своих сочинениях, в частности в "Крейцеровой сонате", именно как идеал, то есть достижимое только в идее, в мысли, в бесконечности? Целомудрия ведь, а не всеобщей девственности - это же разные вещи.

- Когда я говорю, что сексуальность - проблема не столько молодежи, сколько зрелых поколений, то имею в виду то обстоятельство, что молодые люди еще не вступили в брак и у них по крайней мере еще нет противопоставления поведения сексуального и брачного. В этом смысле с молодежью дело обстоит несколько проще. Ее сексуальное поведение предстает как бы в очищенном виде. Да, мы понимаем: лучше всего было бы, если бы люди сразу, одновременно начинали жить и семейной, и сексуальной жизнью. Но мы знаем, что совпадения брачного и сексуального поведения нет, что между ними давно уже произошел разрыв. Раньше, в XIX веке, молодые люди ухаживали друг за другом, чтобы пожениться. Теперь не только и не столько ради этого, сколько ради нахождения любимого человека. Любовь становится самоценностью для развития личности.

С этим мы уже как-то свыклись. Намного сложнее отойти от другого стереотипа и признать, что состоящий в браке, в том числе и по любви, человек может иметь потребности в сексуальности и любви за пределами семейного союза. По традиции брачное поведение и поведение сексуальное должны совпадать, но в реальности они часто не совпадают, что приводит к конфликтам, драмам и трагедиям. Например, у мужа и жены хорошие отношения, но сексуальность они не осознают как ценность брака и, соответственно, ведут себя, с точки зрения традиционной морали, безнравственно. Зарождающаяся новая мораль воздерживается здесь от однозначной оценки.

Добрачные связи участники наших опросов больше одобряют, чем осуждают (мужчины в большей степени, чем женщины; люди семейные - больше, чем не вступившие в брак). Куда острее и сложнее проблема внебрачных связей.

Рассмотрим такую ситуацию. В брак вступили люди 25 лет. Молодой муж давно пробужден в сексуальном отношении, и впереди у него еще большой период сексуальной жизни. Для молодой жены сексуальная жизнь только начинается. Кстати, единственное, пожалуй, на чем сходятся все сексопатологи, так это на признании того, что женщина начинает понимать сексуальную жизнь к 26-27 годам (А. Свядощ), что отзывчивой в сексуальном плане женщина становится, лишь прожив с мужчиной не менее трех лет (С. Либих). До брака у нее этой проблемы не было, поскольку не было сексуального влечения. Когда пятнадцатилетняя девочка утверждает, что ее тянет, неудержимо влечет к мужчинам, то это все надумано, рационально и идет не от природы, а от общества, окружения, воспитания. По клиническим данным того же Свядоща, автора капитального труда "Женская сексопатология", 20 процентов женщин до 26 лет совершенно не испытывают оргазма, не получают наслаждения от полового акта. Но вернемся к нашей паре. Через три года молодые супруги достигают взаимного понимания, жена становится сексуально отзывчивой и... И вот тут-то зачастую возникают проблемы.

Как тут быть? Как себя вести?..

Нашлись социологи, которые при опросах ничтоже сумняшеся спрашивают людей: "Как вы относитесь к измене мужа (жены)?" Глупость несусветная, разве можно так в лоб, по сути навязывая ответ негативно окрашенным словом "измена"? Надо же вопросы нейтрально ставить, а уж затем дело ученого, как все это интерпретировать...

Должен заметить, что мотивация внебрачных отношений не такая простая, как можно себе вообразить на основе житейского опыта. Я сделал при опросе полузакрытый вопрос - дал три подсказки, самые огрубленные мотивы связи вне брака (новая любовь, сексуальная неудовлетворенность, случайность) и предложил вписать в анкету другие мотивы, если они есть. Признаться, полагал, что мои подсказки в основном описывают все варианты. Как бы не так. Мужья и жены нашли еще не меньше десяти мотивов того, что традиционная мораль называет "супружеской изменой". Тут и сексуальное влечение, и поиск разнообразия, и сострадание, и любопытство, в то же время эмоциональная неудовлетворенность мужем, и его духовная бедность, и даже отмщение.

Словом, внебрачная мотивация гораздо шире, чем добрачная. 70-75 процентов женщин указывают, что они не занимаются сексом по моральным соображениям, но на самом-то деле каждая вторая из опрошенных уже вкусила "запретный плод". Ту же причину воздержания называют 40-45 процентов молодых людей, а оказывается, что 80 процентов из них не удержались от "соблазна". Получается, что мораль не мешает им вступать в сексуальные отношения, хотя и мешает признаться в этом. В сознании у них заложен традиционный запрет, но он не срабатывает, когда мужчине представляется удобный случай, да и женщина находит оправдание для нарушения запрета. И никакой трагедии ни для женщины, ни для мужчины нет. Одни преспокойно потом выходят замуж, другие женятся. Раньше это была бы трагедия: мужчина хотел взять в жены деву чистую, непорочную. Ныне ценность девственности резко снизилась, и особой роли уже не играет, был у нее кто до замужества или не был. А уж о мужчинах что и говорить...

А вот в браке и сейчас, несмотря на либерализацию половой морали, к этому так легко не отнесешься. Как бы просто мы ни смотрели на возможность внебрачных отношений, как бы удачно их ни мотивировали, все равно это каким-то образом, подспудно, осознанно или неосознанно давит и на мужчину, и на женщину. Поэтому я понимаю слово "измена" применительно к супружеской жизни, хотя и протестую против лобовых опросов и вопросов.

Обобщая тему секса до и вне брака, скажем так: когда у вас любовное влечение и вы не в браке, тут все оправдано Когда же вы влюбились, воспылали страстью, будучи женатым (замужней), тут все зависит от конкретной ситуации, от соотношения вашей брачной жизни и реального сексуального поведения, от совпадений ваших интересов как внутри семьи, так и вне ее. Тут на одном полюсе личности концентрируется два разных вида поведения - брачное и любовное, или сексуальное. Их столкновение и задает тон неразрешимому конфликту либо разрешает его.

Что касается толстовского идеала полного целомудрия, не думаю, что крайний аскетизм поможет нам как ориентир в нашем сложном и все усложняющемся мире. Но воспринимать его не как практический путь, а как идеал чистоты человеческих отношений - совсем иное...

Целомудрие становится важной нравственной ценностью человека - и женщины, и мужчины. Что из того, что у мужчины было до брака пять женщин, которых он выбрал, за которыми ухаживал? Это все нормально, это не должно быть проблемой для молодежи. Но ее нужно научить культуре чувств, культуре отношений. Ее нужно просветить. Иначе для девушки-девственницы физическая близость с любимым обернется трагедией - нежелательным зачатием. Один из основных мотивов воздержания у современных девушек - боязнь последствий. За последние семь лет их число, по данным опросов, увеличилось вдвое. Принято считать, что девушка боится осуждения со стороны родственников, своего окружения. Ничего подобного. Она боится зачать ребенка. Ведь эффективных контрацептивов нет, да и не очень-то она умеет предохраняться. А раскрытия связи она совсем не опасается. Не только мужчина, но и женщина гордится тем, что у нее есть кто-то...

Представить себе, что так открыто, откровенно ведут себя зрелые семейные люди, трудно. Я опять клоню к тому, что для молодежи все это проще, чем для состоящих в браке. Другое дело, что и здесь мы никуда не двигаемся, если не считать отдельных попыток эстонских врачей и педагогов: перевод первого тома французской "Энциклопедии сексуальной жизни" в еженедельнике "Семья" и другие случайные публикации просветительского толка в некоторых молодежных газетах. А между тем просвещением можно добиться очень многого.

- Вот вы говорите об отдельных, робких и случайных, попытках некоторых отечественных изданий вразумить наших чад по части секса. Но,родители и школьные педагоги, как правило, протестуют против сексуальных сцен в советских кинофильмах, против зарубежных эротических фильмов в наших видеосалонах. "Навались: эротику дают!" - так нескрываемо иронически назвали рецензию на отечественные фильмы с "откровенными" сценами в республиканской молодежной газете Украины. По мнению людей старших поколений, бомбардирующих редакции газет, журналов, телевидение письмами, эта самая эротика служит исключительно одному - растлению юных неокрепших душ. Юные, да и не только юные, им возражают. Вспыхивают дискуссии. Ведутся они в моралистическом ключе, с позиций гиперморализма, свойственного и нашему искусству, и суждениям о нем широкой публики. Со школьной скамьи мы накрепко усваиваем, что искусство - учебник жизни, и ждем от него "указаний". Но ведь еще Гете заметил, что жизнь, окружающая нас, поучительнее самой яркой книги. Статистика реальной жизни действует на сознание куда сильнее, чем ее отражение и преображение в литературе и кино. Более миллиона детей сданы в приюты девочками-мамами, как правило, воспитанницами детских домов. Миллионы абортов делают ежегодно наши женщины. Венерические заболевания, СПИД... Одной из главных причин разводов (тут мы мало кому уступаем) называют неудовлетворенность супругов сексуальной жизнью. Есть данные (их приводил в одном из интервью главный редактор молодежного журнала "Смена", уделяющего пристальное внимание проблемам секса, Михаил Кизилов), что 80 процентов мужского населения страны больны половыми расстройствами, около половины мужчин страдают импотенцией. А сколько душевных депрессий, нравственного неблагополучия на этой почве, стремления утопить горе в вине, уйти в галлюцинированный наркотический мир!

Я далек от мысли, что люди, расплачиваются своим здоровьем, страдают преимущественно потому, что они вопиюще безграмотны в вопросах половой гигиены, сексуальной жизни. Когда все общество нуждается в социально-экономическом и культурно-нравственном оздоровлении, наивно уповать на спасительную силу только просвещения и воспитания. Но всеобщее улучшение жизни само по себе не принесет радость в каждый дом, в каждую семью, не осчастливит автоматически молодых людей с кипящей энергией, с жаждой любви. Нужно готовить себя к прекрасному и сложному труду любви - возделывать душу (этим мы еще как-то занимаемся с помощью литературы, музыки, живописи, кино), учиться искусству такого специфического и в то же время универсального общения, как секс. Но как учить этому общению? В каких формах вести половое просвещение и воспитание? И кто должен этим заниматься - врачи-сексологи, психологи, педагоги?..

- Как назвали украинские газетчики свою рецензию? "Навались: эротику дают!" - так, кажется? Лихо, ничего не скажешь. Кстати, на этом основании - мол, эротики у нас и так нынче навалом - отдельные благопристойные граждане требуют свернуть будто бы вышедшее из берегов половое просвещение, пропаганду секса и насилия. Но, "давая" эротику, мы не занимаемся сексуальным просвещением. Это совершенно разные материи - просвещение и эротика. Одно дело - обучение, научение, ознакомление с системой знаний о чем-то, и совсем другое дело - искусство.

Ни "Эммануэль", ни "Маленькая Вера" (последний фильм, несмотря на известную сцену, где герои занимаются "любовью", никакого отношения к эротике не имеет) человека не просвещают. Это искусство, оно воздействует на нас иначе. А любовные сцены в них - это сексуальность, данная в ткани киноискусства. Один мой знакомый литератор заметил о шокировавшей многих сцене в "Маленькой Вере", что маленькая наездница и ее приятель отдаются друг другу, словно выполняют скучную механическую работу, разговаривая при этом на какие-то совершенно посторонние их занятию житейские темы. Что ж, точно подмечено - и моим знакомым, и, разумеется, автором фильма: это наша жизнь, наши реалии. Что до "Эммануэль", то его откровенность в передаче чувственного мира любви для нас совершенно непривычна. Зато этот фильм великолепно вписывается в ткань французской любовной культуры, французского искусства. Это не значит, что наши художники не должны "ничего такого" показывать, раз наша культура более сдержанна, а наше искусство более целомудренно. Можно и надо показывать, если решаются художественные задачи, если эротические сцены работают на общий замысел произведения, воссоздают атмосферу жизни, углубляют наши представления о характерах персонажей, если эти сцены сняты со вкусом, без пошлости и скабрезности, если они по-настоящему красивы.

Вот книга Теодора Хендрика ван де Велде "Идеальный брак", вышедшая в Голландии в середине 20-х годов. Когда в 1961 году я пришел работать в социологическую лабораторию на философском факультете Ленинградского университета к Владимиру Александровичу Ядову (сейчас профессор Ядов возглавляет социологический институт в Москве), там занимались социологией труда, и я со своей темой был белой вороной. Но когда я давал своим коллегам машинописную рукопись "Идеального брака", то все читали, причем взрослые и образованные люди, ее так, как школьники в послевоенное время книги на уроках, пряча их под партой. А ведь ничего особенного не было, описывались шесть коитальных позиций, то есть позиций совершения полового акта. Ван де Велде, директор гинекологической клиники, врач-практик, ученый, рассказывал элементарные, в общем, вещи. Ну, скажем, для того чтобы женщина получила удовлетворение от полового акта, коитусу должны предшествовать предварительные ласки со стороны мужчины, после коитуса должна последовать сатисфакция, продолжение ласк, что просто так акт нельзя закончить и почему нельзя и т. д. и т. п. Эта небольшая отлично написанная книжка была переведена на все основные языки мира и в течение полувека выдержала 77 изданий. У нас, увы, машинописная рукопись так и не была тиражирована с помощью печатного станка. Как можно? Шесть позиций?! Да небо рухнет на землю, если наши люди получат в руки такое учебное пособие по... страшно выговорить - сексу!

Так нас просвещали, так воспитывали...

Коренные изменения, происходящие в области брака и сексуальных отношений, известные под именем "сексуальной революции", и позволили вести научное изучение проблем пола, дискуссии по ним, заниматься просвещением. Оно ведется в самых разных формах. Выходит множество книг. "Идеальный брак" уже не переиздается, есть более современные книги, отражающие сегодняшний уровень науки, и различные издания справочного типа - "Словарь для двоих", энциклопедия секса... Снимаются фильмы, причем учебные фильмы ставятся как игровые, приглашаются актеры, они показывают все этапы близости. На искусство эти фильмы не претендуют, но порнографическими они, как у нас ошибочно думают, не являются (порнография - это жестокость в показе секса, она всегда груба, содержит элемент насилия, разжигает низменные чувства). Это именно учебное кино, популярное... Молодые люди приходят их смотреть, как правило, парами. Но, чтобы их правильно воспринимать, не падать в обморок и не хихикать, а спокойно учиться технике брака, они должны быть заблаговременно подготовлены. Еще в школах, начиная с первых классов, а может быть, и в детских садах.

Мне нравится, например, шведский эксперимент, когда детям с шести лет рассказывают о различии полов, о зарождении человека. И пока ребенок учится в школе, он приобретает знания о взаимоотношениях мужчины и женщины. Эти мотивы постепенно усиливаются, углубляются. Тринадцатилетние мальчики и девочки уже знают основные методы контрацепции и, представьте, вовсе не спешат применить их на практике, чего так боятся иные наши педагоги, грудью заслоняющие приход сексуального просвещения в школьные классы. А там это никому не мешает, заранее узнать об этом только полезно (при условии правильного воспитания ребенка), вот когда узнаешь об этом не заранее, а после того, как уже произошло нежелательное, могущее исковеркать юную жизнь, вот тогда это действительно мешает.

- Восприятие и учебных фильмов по сексу, и шире - сексуального просвещения - зависит и от образовательного ценза человека, и от уровня его общей культуры, бытовой, и от особенностей его психологического склада, от национальных традиций, в которых он воспитывался...

- Разумеется, в такой многонациональной, многоэтнической стране, как наша, нельзя чохом все это делать, без учета специфики каждого региона, каждой этнической общности. Надо сначала людей адаптировать к сексуальному просвещению, чтобы не загубить на корню благое дело. И вообще надо сначала спросить их, хотят ли они этого... Те же шведы, прежде чем запустить на орбиту образования "спутник" сексуального просвещения, провели референдум среди родителей. И только после того как большинство отцов и матерей поддержали идею, ее начали реализовывать. Нам, наверное, следует начать с того же - провести референдум и, получив "добро", приспособить к нашим местным условиям саму методику обучения. При этом не выхолостить бы саму суть сексуального просвещения, а то ведь при нашем застарелом "целомудрии" (тут уж приходится брать само слово в кавычки) оставят опытные методисты одну духовную сторону и сведут это просвещение к анализу русской классической литературы, как, скажем, делал один одесский педагог, ученица которого, хорошо разбирая образ Татьяны Лариной, совершенно неожиданно для себя самой и своего духовного наставника стала матерью в девятом классе.

Только литературный анализ - это одна крайность при такого рода просвещении. Другая крайность - крен в техницизм, сплошная технология, без попыток облагораживания биологического инстинкта, без идеализации отношений между мужчиной и женщиной. А соль в том, чтобы была гармонизация. Наши школьные уроки этики и семейной жизни в этом смысле далеки от идеала. Они строятся чисто словесно, что, конечно, не исчерпывает сексуального просвещения.

- А когда недовольные ученики просят показать учебные фильмы или хотя бы диапозитивы, слайды, то либо педагоги, либо вышестоящие организации приходят в смятение и требуют прекратить пропаганду разврата. Ираида Бадикова, автор психологического тренинга "Сексуальная культура и этика в браке", рассказывала в рижской газете "Советская молодежь", что в ФРГ старшеклассников обучают на уроках сексуальной технике с показом слайдов, а она, врач-психотерапевт, не может показывать эти слайды на тренингах взрослым мужчинам - нужно особое разрешение Академии наук. От кого мы так старательно себя и детей своих оберегаем? От жизни? Так ведь от нее не убережешься...

К разговору со своими учениками, основанному на углубленном знании сексуальных отношений, многие школьные преподаватели этики и психологии совершенно не готовы. Даже слайдов по технике секса, что есть у рижского врача, у них нет. Ни слайдов, ни фильмов, ни разрешения на их демонстрацию. Да и сам курс "Этика и психология семейной жизни", включенный в школьную программу, подвергается серьезной критике. Так что же нам больше мешает - отсутствие полноценного курса или знающих просветителей?

- На мой взгляд, основная трудность в том, что сексуальным просвещением у нас некому заниматься. Педагоги просто-напросто не обладают достаточными знаниями, этому их самих никто не учил. У врачей знаний побольше, но они, как правило, не умеют этим заниматься, не учитывают специфику предмета и аудитории. Сколько раз приходилось слышать, как опытные сексопатологи рубят сплеча, прямо, грубо, не считаясь с тонкостью материи и естественным стыдом человека.

Так где же выход? Наверное, сначала нам надо подготовить кадры просветителей, а уж затем заниматься самим просвещением.

А завершить наш диалог мне хочется отрывком из письма Николая Александровича Бердяева своей будущей жене Лидии Рапп. Написанное в самом начале нашего века, оно было впервые опубликовано в Париже, в сборнике "Память", в 1981 году, а теперь увидело свет и на родине выдающегося философа (Н. А. Бердяев. Эрос и личность. Философия пола и любви. М., 1989).

"Сейчас наши отношения почти бесполые, слишком дружеские и детские, слишком бескровные и постные. Но тогда почему же нам не быть просто друзьями? Ты человек очень чистый и, может быть, не поймешь подпольной половой психологии... Половая полярность есть основной закон жизни и, может быть, основа мира. Это лучше понимали древние, а мы отвратительно бессильны и вырождаемся все больше и больше... Это сложный и страшный вопрос, дитя мое. Ведь дело не в том, чтобы ты согласилась жить со мной в физической близости, этого страшно мало и этого нельзя принять, если ты согласна быть моей женой для меня, а не для себя, для того, чтобы я был удовлетворен, чтобы мне не было плохо, а не потому, что ты хочешь иметь меня своим мужем, для себя хочешь. Я не могу рассматривать бесконечно близкую мне женщину как инструмент для удовлетворения своих потребностей, я бы считал более достойным прибегнуть к проституции, хотя я содрогаюсь от одного этого слова. На половую жизнь нельзя смотреть со стороны, она возможна только, когда обе стороны забываются, когда каждый хочет другого, не может без другого, когда два должны слиться в одно, не могут жить иначе... Помни, что мужем и женой в настоящем и самом высоком смысле мы можем быть, если у каждого из нас есть пол, если как полярные противоположности мы стремимся слиться в одно. Иначе это не может быть оправдано. Прости за мои подпольные мысли и чувства, но я должен тебе их сказать. Что ты об этом скажешь? Но люблю я тебя безмерно. Твой.

Киев. Сентябрь - октябрь 1904 г."

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2008-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://heshe.ru/ 'HeShe.ru: Библиотека о взаимоотношениях полов'